Пятница   22.09.2017   21:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Личка()·Регистрация Вход
Меню сайта

Категории каталога
О Севере [36]

Мини-чат

Наш опрос
Как вы отцениваете сайт
1. отлично
2. хорошо
3. очень плохо
4. удовлетворительно
5. плохо
Всего ответов: 579

Главная » Статьи » О Севере

Золото Колымы для ленд-лиза
ЗОЛОТО КОЛЫМЫ ДЛЯ ЛЕНД-ЛИЗА

Павел Луняшин
«Металлы Евразии»

Свою помощь Советскому Союзу США и Великобритания предложили в первые дни Великой Отечественной войны - их предложения были основаны на коммерческом интересе. Будущие союзники считали, что большевики богаты золотом: несмотря на строжайшую секретность в учете драгоценного металла, советские компетентные органы периодически допускали утечку информации, которая позволяла составить мнение о наличии значительных золотых запасов. СССР публиковал завышенную статистику своих резервов, практиковал приглашения западных журналистов и бизнесменов в золотые кладовые. Послевоенные зарубежные публикации показали, что на западе переоценивали советский золотой потенциал как минимум в 1,5 раза.
Золото для СССР в период войны приобрело особое значение для поставок в рамках ленд-лиза и свободных контрактов. До подписания договора о ленд-лизе речь шла об организации экономической помощи США Советскому Союзу на коммерческой основе. Администрация и деловые круги США потребовали, чтобы СССР оплачивал эту помощь только золотом, отвергнув предложение Сталина о поставках стратегического рудного сырья. Советское Правительство пошло на это, и первые 2 судна с золотыми слитками стоимостью $10 млн (около 9 тонн) прибыли в США уже к 5 ноября 1941 года. Однако размеры коммерческих поставок из США и Великобритании были довольно малы. Так, с июля по октябрь 1941 года США отправили в СССР грузов всего на $29 млн. (25,8 т золота). Кроме того, в Великобритании были предусмотрены поставки в СССР грузов в счет долгосрочных кредитов. Причем поставки эти продолжались и после принятия программы ленд-лиза.
Система ленд-лиза была распространена на СССР с 7 ноября 1941 года, а полновесный двусторонний договор США-СССР стороны подписали 11 июня 1942 года. О том, какое значение придавали американцы советскому золоту в обеспечении ленд-лиза, свидетельствуют специальные визиты в СССР высокопоставленных деятелей государственной администрации США. На Колыму были направлены 2 миссии: помощника госсекретаря Дина Ачесона в 1941 году и вице-президента Генри Уоллеса в 1944 году.
В самом начале войны правительство США потребовало от И. В. Сталина гарантий оплаты предстоящих расходов по ленд-лизу. Чтобы успокоить американцев, Советское правительство предложило «показать товар лицом»: в Магадан специальным самолетом был отправлен помощник госсекретаря Дин Ачесон, прибывший в Москву для выяснения платежеспособности большевиков. Об этом визите известно только узкому кругу историков, подробные данные о поездке затерялись в архивах. Известно, что Ачесон лично присутствовал на съемке золота с опломбированного промывочного прибора. Увидев огромное количество самородков и золотого песка, завалившего шлюз, Ачесон снял перед золотом шляпу и сказал, что теперь у американцев нет сомнений в платежных возможностях СССР. Опубликованные сведения о поставках золота из СССР на запад весьма скудные. Широко известно, что на потопленном в мае 1942 года британском крейсере «Эдинбург», (сопровождал конвой QP-11) находилось в трюме 465 слитков драгоценного металла весом 5,5 т. Весной 1943 года американцы потребовали немедленного возмещения золотом поставок военного оборудования, снаряжения, материалов, продовольствия. Наша страна готовилась к одной из решающих схваток войны (Курская битва), и Сталин дал указание выполнить требование американцев. По данным Георгия Воларовича, руководившего в те годы отделом перспективных разведок треста «Золоторазведка», советские специалисты срочно отправили на автомашинах из Иркутска на Качуг (257 км) и далее на карбазах (малое речное судно) по реке Лене до бухты Тикси 1,3 т золота стоимостью $1,46 млн. И в дальнейшем Советский Союз продолжал расплачиваться за поставки золотом и другими ресурсами («обратный» ленд-лиз). В частности, из СССР в Штаты были отправлены 32 тыс т марганцевой и 320 тыс т хромовой руды. Немало союзники получили также платины, ценной древесины, пушнины, а также очень любимой ими черной икры. Стоимость обратного ленд-лиза со стороны СССР оценивается примерно в $2,14 млн. Но общая сумма золотых поставок из Советского Союза в США до сих пор не обнародована. Золото, которое отправлялось союзникам, предназначалось, видимо, для оплаты коммерческих контрактов - оплата ленд-лиза во время войны велась в незначительных объемах. Счета странам-получательницам помощи американцы предъявили лишь после войны. Поэтому опубликованные некоторыми исследователями данные об отправке за годы войны Советским Союзом в США 1500 т золота стоимостью $1,7 млрд представляются сомнительными. И было ли это золото у нашей страны?

Золотые запасы Советского Союза к началу войны
Статистика по движению золотых запасов в СССР до настоящего времени не опубликована, многие материалы засекречены. В оценке советских резервов можно опираться на опубликованные данные. От царской золотой казны (более 1312 т) большевикам к окончанию гражданской войны досталось только 290 т драгоценного металла. Известен объем добытого за 1918-1940 годы золота – 1253 т, у населения было приобретено 15,7 т, Торгсин пополнил резервы ещё на 230 т. В 1936 году из Испании было доставлено 510 т золота в виде слитков и монет (в пересчете на чистое золото 460,5 т), но большая часть этого золота была продана Москвой по указаниям правительства Испании, а деньги переведены на счета республиканцев. В советской казне могло остаться примерно 152 т золота в счет оплаты советских поставок оружия и предоставленных Испании кредитов. Итого получается 1941 т золота. Но это весь потенциал, о других поступлениях неизвестно, а вот расходы у Советской власти за 20 лет могли быть весьма значительными, поэтому сложно определить, что из почти 2000 т накопленного большевиками золота оставалось в резерве у Сталина к началу войны. В состав золотовалютных резервов Советского Союза входили также значительные ценности в виде платины и серебра. Расходовались эти резервы крайне рачительно. Так, большая часть закупок на строительство заводов и оборудование для них в первую пятилетку были осуществлены за счет кредитов западных компаний. Экономии золота поспособствовали и империалисты – с 1925 года ведущими мировыми державами был введен так называемый «золотой бойкот», когда с целью задушить большевистскую Россию запрещалось принимать оплату золотом. Исключение было сделано только для зерна. И хотя свое зерно в США уничтожалось огромными партиями, недешевое советское зерно продолжали закупать - такая политика проводилась с целью вызвать массовое недовольство советскими властями. В итоге первые экономические санкции Запада привели впоследствии к «голодомору» в нашей стране. И только Великая депрессия - мировой экономический кризис, разразившийся в 1929 году и продолжавшийся до 1939 года, заставил западные страны проявить интерес к советскому золоту. Впрочем, немалая часть золота СССР в обход запретов продавалась через Швецию, в которой золотые слитки и монеты переплавлялись и снабжались шведским клеймом. Американцы знали об этих продажах и оценивали их в достаточно значительных объемах, поэтому проявляли особую озабоченность в оценке платежеспособности СССР. И если визит помощника госсекретаря Дина Ачесона в 1941 году был кратким, то поездка вице-президента Генри Уоллеса в 1944 году по золотодобывающим районам нашей страны стала достаточно обстоятельной и продолжительной.

Визит Генри Уоллеса на Колыму глазами очевидцев
Об этом визите я впервые услышал от своего отца, который с 1939 года работал в Дальстрое на Колыме геологом и участвовал в подготовке промывочных приборов к встрече американской делегации. Сейчас на эту тему имеется немало публикаций, искажающих общую картину происходивших событий. К примеру, немало исследователей ссылаются на рассказ известного узника ГУЛАГа Варлаама Шаламова «Иван Федорович», в котором правдой является только сам факт посещения Колымы Уоллесом. Так, Шаламов пишет: «…Уоллес принял участие в воскреснике по уборке картофеля…» . Кто представляет Крайний Север, знает, что ни о какой картошке в мае в мерзлой земле не может идти речи. (Уоллес с членами своей делегации действительно помог старушке в посадке картошки, но это было позже, и не на Колыме, а в Комсомольске).
Как же готовился и осуществлялся этот визит на самом деле?
Американская делегация наметила осуществить поездку в Китай для оценки там политической ситуации, а маршрут планировали проложить через Колыму, о которой они знали только то, в этом крае находятся богатые золотые месторождения. В своем запросе на транзит Белый дом пожелал остановиться в ряде пунктов в районе добычи драгметаллов. В состав делегации США вошли четыре американских чиновника – вице-президент Генри Уоллес, второе лицо в государстве, Джон Хазард, специалист по советскому праву, зам. директора Советского филиала по ленд-лизу (он же являлся переводчиком), Джон Винсент, советник американского посольства в китайском г. Чунцин и Оуэн Латтимор, который представлял службу военной информации США. Миссию сопровождали три американских офицера, а самолетом управлял полковник Ричард Найт.
С советской стороны подготовка посещения американской делегацией колымских золотых приисков было делом неслыханным. Ведь этот район Дальстроя отсутствовал на обычных географических картах и был насыщен десятками лагерей, о которых американцы в ту пору не знали. Золотая казна нашей страны к этому времени была уже достаточно истощена, и поэтому надо было составить у американцев хорошее представление о наличии в СССР богатейших месторождений золота. Решения были приняты на уровне политбюро в Москве, и уже 9 мая, за 17 дней до приезда американцев, начальник управления госбезопасности Хабаровского края Сергей Гоглидзе и начальник Дальстроя Иван Никишов получили руководящие указания из Москвы от комиссара госбезопасности Всеволода Меркулова и комиссара НКВД Лаврентия Берия. Как рассказал бывший в годы войны начальником Политуправления Дальстроя Иван Сидоров, в шифрованной телеграмме о приезде Уоллеса было указание «принять с широким русским гостеприимством, показать то, чем можно законно гордиться, и не показывать, что не следует, - имелось ввиду лагерное хозяйство».
В результате Гоглидзе и его три подчиненных в штатском неотступно сопровождали американцев в поездке. У Никишова задача была гораздо сложнее: не только сопровождать американцев, но и создать потемкинские деревни, то есть сделать так, чтобы американцы не заметили, что находятся в столице лагерного края: Советский Союз, получивший в ходе войны репутацию страны-освободителя, не мог предстать в неприглядном свете. Пространства для маневра у советских чекистов было достаточно – к тому времени из 167,8 тыс человек, занятых в системе Дальстроя, 85,5 тыс были вольными. (в значительной массе бывшими заключенными, которые освобождались из лагерей, но не могли покинуть Дальстрой «до особого распоряжения»). Кстати, весь вольнонаемный персонал на время войны был лишен права выезда. Мой отец, прибыв на Колыму по договору в 1939 году, в свой первый отпуск с большим трудом смог выехать только в 1946 году - специалистов остро не хватало. И хотя труд заключенных использовался еще достаточно широко, на Колыме было уже немало предприятий только с вольным персоналом. Всего же в Дальстрое в 1944 году
из 72 тыс золотодобытчиков 33,3 тыс были свободными людьми.
В конце мая 1944 года американская миссия, вылетев из Нома на Аляске, прибыла в пос. Уэлькаль на Чукотском полуострове. В тот же день американцы и сопровождавшие их советские официальные лица вылетели на советском самолёте в Сеймчан. От Уэлькаля и на всем дальнейшем пути над просторами ГУЛАГа самолетом Си-47 управлял Герой Советского Союза, известный полярный летчик и командир 1-й авиаперегоночной дивизии Илья Мазурук. Он таким удачным образом прокладывал воздушные маршруты, что американцы не увидели ни одного лагеря с заключенными.
Деловая часть визита началась в Сеймчане, где американцев в аэропорту встречала вся местная элита во главе с главным шефом Колымы, начальником Дальстроя Иваном Никишовым и заместителем председателя исполкома Совета народных депутатов Хабаровского края… Гоглидзе. Превращение генерал-лейтенанта госбезопасности в государственного чиновника прошло гладко и удачно. Уоллес в первом же интервью после обильной трапезы отметит, что завтрак был великолепен, а душой экспресс-приема стал тамада, в роли которого выступил новоиспеченный зампредкрайисполкома. В Нижнем Сеймчане члены миссии посетили школу, столовую, детский интернат, парткабинет и в клубе посмотрели кинокартину «Два бойца». Дальнейший путь Уоллеса и сопровождавших его лиц пролегал в Магадан и далее в Сусуман (в те годы Берелех). Вице-президент описал посещение поселка в своей книге «Миссия в Советскую Азию»: «Мы летели на север над колымской дорогой в Берелех, где было два прииска. Предприятие, расположенное там, выглядело впечатляюще. Производство там развивалось быстрее, чем в Фербэнксе (США), хотя условия в Берелехе были более тяжелыми». Главная цель миссии Уоллеса на Колыме – посетить золотые прииски - была исполнена в Западном горнопромышленном управлении: делегация на трех легковых машинах прибыла из Сусумана на прииск имени Фрунзе, где велась добыча подземных песков. Здесь Уоллес встретился и разговаривал с рабочими. Во многих источниках указывается, что роль рабочих исполняли охранники, на самом деле в этом не было необходимости: зэков вице-президент не заметил по той простой причине, что в программу посещения были включены только те прииски, на которых трудились вольнонаемные. Об этой детали забывают многие исследователи, полагая, что золотодобычу на Колыме вел исключительно лагерный контингент.
Уоллес общался только через переводчика, и даже на итоговом партхозактиве в Магаданском драмтеатре его речь звучала на английском. Впоследствии выяснилось, что американец всех перехитрил – он вполне сносно владел русским языком, и в Ташкенте общался с русскими исключительно на нем. Американец мог почерпнуть немало тщательно скрываемой от него на Колыме информации от сопровождавших его официальных лиц, абсолютно уверенных, что гость ни бельмеса не понимает по-русски, но никто не проговорился. Впрочем, начальник Политуправления Иван Сидоров отмечал, что «Уоллес понимал и мог выражать свои мысли на русском, вставал рано и старался оторваться от охраны, посмотреть окраины». Именно поэтому, возможно, ему подыгрывали в его незнании русского языка, однако и накладки случались. Примечателен в этой связи такой эпизод. Уоллес подошел к одному из катавших тачки рабочих и поинтересовался: «Где ваш профсоюзный босс?» «Он работал в ночную смену и сейчас отдыхает!» - не моргнув глазом, отрапортовал «стахановец в робе» и весело покатил свою тачку прочь.
Маршруты передвижения были так тщательно продуманы, что американцы не смогли заметить ни одного факта, указывавшего на колымские лагеря, в которых находилось около 86 тыс заключенных. Все вышки по пути следования были спилены, всем зэкам устроили трехдневный отдых с просмотром кинофильмов в закрытых бараках.
Для демонстрации золота американскую делегацию привезли на прииск «Комсомолец», где к показу подготовили два промывочных прибора. Два прибора готовили для того, чтобы (если американцы не поверят большому золоту при съемке металла), им предложить проехать на другой прибор. «Комсомолец» был крупным предприятием, на котором работало несколько десятков промывочных установок. Массовая промывка на Колыме была начата еще 11 мая, и горные работы были в разгаре. Согласно нормативам, на крупных промывочных приборах в течение одной смены трудились от 21 до 25 рабочих (объемы промывки песков составляли 300-400 м3/сутки), на мелких – 5 рабочих, обеспечивавших промывку до 80 м3/сутки.
О посещении промприборов на Колыме имеется несколько документальных свидетельств.
Бывший сусуманский зэк, член Союза журналистов СССР Григорий Матусов написал статью «Как я давал интервью вице-президенту Америки», в которой рассказал, что съемку золота (обычно ее делают каждые 12 часов во избежание сноса металла) на демонстрационных приборах не проводили трое суток, а в пески перед приемным бункером засыпали немалое количество шлихового золота, которое вместе с песками начали подавать на прибор при появлении американской делегации. Сначала делегация и сопровождающие с русской стороны во главе с Иваном Никишовым пошли к работающим, поздоровались и наблюдали, как работяги лихо гонят тачки. Американец, толстый, небольшого роста, попросил тачку, ему нагрузили, он сделал несколько шагов по трапу и упал. Все улыбались, фотограф щелкал аппаратом! Это разрядило обстановку, и все двинулись на эстакаду промприбора. О процессе съемки золота рассказал бригадир промприбора, тоже бывший зэк Александр Мезенцев:
- «Только американцы поднялись на эстраду к колоде, я сразу приступил к съемке. Делаю съемку, а американцы стоят, смотрят и что-то говорят, и даже языком щелкают. От удивления. В колоде сплошной блеск! Особенно в верхнем слое, когда согнал эфеля (пустые пески), показались самородки, а ниже сплошным слоем шлиховое золото. Поднял Уоллес кусочек побольше, граммов на 50, потер о брюки, и самородок заблестел. Рядом с ним стоял Никишов. Уоллес, улыбаясь, прислонил к груди начальника Дальстроя самородок вблизи от звезды Героя. Защелкали аппараты, все улыбались! Посещение длилось минут 35. Вице-президент убедился - есть чем оплачивать ленд-лиз!..»
После отъезда американской делегации еще несколько дней рабочие гоняли тачки, собирая хвосты промприбора и отправляя их обратно в колоду - снос золота был так велик из-за его избытка, что хватило на несколько дней работы. От поездки на второй прибор Уоллес воздержался, поверив большому колымскому золоту на основании уже увиденного.
В телеграмме Лаврентию Берии начальник Дальстроя подробно рассказал о визите и о задаваемых ему вопросах. Уоллеса интересовало, сколько золота в сутки добывает Дальстрой, на что Никишов ответил – «вот с этого прибора – 3-4 кг в сутки» (хотя в продемонстрированном после съемки ведре со шлиховым золотом его было не меньше 20 кг), а на вопрос «Сколько промприборов в Дальстрое» ответил, что в этой долине (Чай-Урьинская долина) – 50-60 промприборов.
Следует отметить, что Никишов назвал достаточно точные цифры. Так, среднее содержание золота в промытых за 1944 год песках по Колыме составило 8,2 г/м3, в Чай-Урьинской долине работало 66 промприборов, а всего по Дальстрою их было 376. За 1944 год добыто 70,4 т золота – свыше 400 кг в сутки. Американцы об объемах добычи золота задавали многочисленные вопросы в различных вариантах, но получали уклончивые ответы, и в итоге пришли к выводу, что каждый день добывается несколько сот кг драгоценного металла, что их очень удовлетворило. Затем был задан вопрос, а сколько было добыто золота Дальстроем в 1943 году, на что Никишов ответил: «химическая обработка золота в Дальстрое не производится, золото отправляется на аффинажный завод в Москву, поэтому я этих данных не имею». В ответ на повторный вопрос Уоллеса «а все же, примерно сколько?» дальстроевец ответил: «процентов на 7-8 больше, чем в 1942 году». Больше вопросов на эту тему не задавалось.
Вице-президент США интересовался также целесообразностью строительства железной дороги на Колыме и значением золота после войны, на что получил ответ, что золото своего значения и своей роли не изживет ещё долго, и оно нужно как во время войны, нужно будет и после войны не только СССР, но и всем странам. По поводу целесообразности золотодобычи на Крайнем Севере Никишов ответил, что в работе Дальстроя золото является не основным направлением. Основная деятельность Дальстроя - строительство аэродромов, дорог, геолого-поисковые работы, рыбная ловля, эксплуатация Колымского речного транспорта и Нагаевского торгового порта.
Вице-президент Уоллес и его спутники очень хотели увидеть лагерь заключенных, но так как они нигде не видели не только лагерь, но даже и отдельных заключенных, то в этом вопросе они были крайне разочарованы – скудная информация о ГУЛАГе в США все-таки просачивалась, но доказательств американцам добыть не удалось.
Прощаясь с Колымой перед отлетом в Якутск на аэродроме в Сеймчане Генри Уоллес на прощанье, пожимая руку начальнику Дальстроя, поблагодарил его за то, что ему «без утайки» было показано все, что он видел, ему все понравилось, он благодарил за теплый прием его и его спутников и снова заявил многократно, что «мы в Америке знаем Дальстрой, много о нем слышали, но то, что я увидел лично сам, это превзошло все наши представления о Дальстрое». На это Никишов ответил, что в Советском Союзе такая мощная и крупная хозяйственная организация, как Дальстрой, не единична.
Такова история посещения Колымы вице-президентом крупнейшей мировой державы. Информация об этом визите, изложенная в 2-х телеграммах Никишова в адрес Берии, была доложена советскому вождю, и он остался ею очень доволен.
После посещения Колымского края Уоллес и Латтимор, относившиеся с большой симпатией к нашей стране, опубликовали восторженные отчеты. В книге «Миссия в Советскую Азию» Уоллес прославил героический труд магаданских первопроходцев. Он писал, что золотоискатели на Колыме - это «рослые крепкие парни, которые приехали на Дальний Север из европейской части России», они являются «пионерами нового технического века, строителями городов» и отметил также заслуги Сталина: «Он сделал золотодобычу приоритетной военной индустрией, и люди, работающие в ней, получали бронь».
Через несколько лет на Западе вышли воспоминания иностранных узников ГУЛАГа, и на Уоллеса, смещенного со своего поста вскоре после возвращения из продолжительной командировки в СССР и Китай, обрушилась волна критики.
Впоследствии Уоллес публично признался в печати, что он не имел никакого представления о том, что Магадан был собственно столицей лагерей, в которых содержались политические и уголовные заключенные, настолько грамотно была организована его поездка советскими специалистами. Смекалка всегда выручала русский народ. После того как вице-президент США убедился, что ежесуточно на приисках добывается несколько сотен килограммов золота, союзники приняли решение об увеличении поставок по ленд-лизу.
Таким образом, задача, поставленная И. В. Сталиным и Л. П. Берией перед Дальстроем, - продемонстрировать американской стороне наличие значительных запасов золота для оплаты поставок по ленд-лизу и соответствующей производственной инфраструктуры - была достойно решена.

Реквием ленд-лизу
Выступая перед Конгрессом 14 июля 1946 года, новый Президент США Гарри Трумэн в своем отчете рассказал о поставках по ленд-лизу, оценив его общий объем в $48 млрд. Страны Британского Содружества получили из этой суммы $30,75 млрд., СССР – $11,14 млрд. В ценах 1945 года (35$/унцию) эта помощь была эквивалентна 27300 и 9900 т золота соответственно. Остальная помощь пошла Франции, Китаю, некоторым латиноамериканским странам. США за годы войны получили от союзных государств различных товаров и услуг в счет погашения поставок по ленд-лизу на $7,3 млрд. Значительно вырос и золотой запас США: если в 1938 году он составлял 13,0 тыс т, то в 1945 году уже 17,7 тыс т.
Для США ленд-лиз стал стимулом фантастического развития экономики, обеспечив массовый сбыт американских товаров на внешних рынках. В результате жизненный уровень американцев в годы войны резко вырос: средние заработки увеличились на 70 процентов. Если в 1940 году не имели работы 8,1 млн. человек, то уже в 1942-м экономика США вобрала весь незанятый резерв рабочей силы и до окончания войны сохранялась полная занятость. Кроме того, поставки по ленд-лизу явились хорошим полигоном для испытаний американского оружия, причем эта проверка техники в боевых условиях не стоила американцам ни цента.
Говоря о роли ленд-лиза в победе СССР, не стоит забывать о двух моментах. Во-первых, подавляющее большинство техники, оборудования и материалов было поставлено в СССР в 1943-1945 годах, уже после перелома в ходе войны. Так, в 1941 году по ленд-лизу было поставлено товаров на сумму примерно 100 млн. долларов, что составило менее 1% от общего объема поставок. В 1942 году этот процент составил 27,6. Таким образом, более 70% поставок по ленд-лизу пришлись на 1943-1945 года, а в самый страшный для СССР период войны помощь союзников была не слишком заметна. Свою роль в увеличении поставок по ленд-лизу сыграло, конечно, и золото Советской Колымы.
Всего в СССР было отправлено 17,5 млн т грузов, из которых по назначению дошли 16,6 млн. т.е. 5,1% грузов немцы пустили на дно. Договор о ленд-лизе предусматривал списание стоимости техники, уничтоженной в боях. После войны США предъявил Советскому Союзу счет за уцелевшую к концу войны технику и материалы, которые можно было использовать в народном хозяйстве – $2,6 млрд. Сталин занял жесткую позицию, отметив, что Советский народ все поставки оплатил свой кровью, поэтому переговоры об уплате долга СССР по ленд-лизу, которые велись с 1947 года, шли медленно. В 1948-м американские требования были снижены до $1,3 млрд. В 1951 году сумма платежа снижалась дважды, упав до $800 млн. С началом «холодной войны» разговоры об оплате долга прекратились. К вопросу о долге стороны вернулись только с началом брежневской разрядки в 1972 году, когда в Вашингтоне было подписано соглашение об урегулировании расчетов по ленд-лизу, обязавшее СССР поэтапно выплатить США $722 млн к 2001 году. К июлю 1973-го было выплачено $48 млн., но затем выплаты были вновь прекращены из-за введения торговых ограничений для нашей страны со стороны США. Лишь в июне 1990-го Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший договорились о выплате оставшейся суммы долга до 2030 года. После распада Советского Союза долг по ленд-лизу был переоформлен и постепенно погашается Россией. На сегодняшний день России осталось заплатить США около $100 млн. Таким образом, черта под ленд-лизом, оплаченным кровью советского народа, не подведена до сих пор.

Другая сторона ленд-лиза
Без американской помощи СССР, наверное, выиграл бы войну, но положил бы еще несколько миллионов жизней и воевал бы до Победы ещё год-другой. Не будь ленд-лиза, Советский Союз мог пойти двумя путями решения проблемы. Первый - смириться с дефицитом. И в армии наблюдался бы недостаток техники, снарядов, топлива, голодали бы солдаты, что, безусловно, ослабило нашу борьбу. Второй путь – увеличить собственное производство поставлявшейся по ленд-лизу продукции за счёт привлечения к процессу производства дополнительной рабочий силы. Силу эту можно было взять только на фронте, и тем самым опять же ослабить армию. Поэтому ленд-лиз хоть и не оказал решающего влияния на исход войны на Восточном фронте, но, тем не менее, спас миллионы жизней. И мы должны быть благодарны американцам за НЕпролитую кровь советских граждан.

Роль ленд-лиза в обеспечении СССР некоторыми видами материалов и продовольствия

Сырье и продукция
Ед. изм. Произведено
в СССР Поставки по
ленд-лизу
Всего Доля
ленд-лиза
в общем объеме
Олово тыс. т 13 29 42 69,0
Кобальт т 340 470 810 58,0
Алюминий тыс. т 283 301 584 51,5
Медь тыс. т 534 404 938 43,1
Взрывчатка тыс. т 558 296 854 34,6
Авиабензин тыс. т 4700 1087 5787 18,8
Автомобильные шины тыс. шт 3988 3659 7647 47,8
Мясные консервы млн. банок 433 2077 2510 82,8
Жиры животные тыс. т 565 602 1167 51,6
Сахар тыс. т 995 658 1653 39,8
Шерсть тыс. т 96 98 194 50,6

Источник: http://журнал "Металлы Евразии" №3-2015 г
Категория: О Севере | Добавил: ПавелПавел (05.06.2015)
Просмотров: 1242 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:



Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!

На сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сегодня заходили:
Пользователей:
Погода в Куларе

КУЛАР © 2017 Сайт управляется системой uCoz